Здесь собираются алкоголики, которые не пьют
Get Adobe Flash player
Здесь можно скачать анкету для регистрации групп СКАЧАТЬ
Нажав на "Прошу помощи", Вы сможете написать алкоголику, который не пьёт>>>

Прошу помощи!

Наши истории

Если у вас есть, что рассказать о своем исцелении, перейдите по ссылке Моя история

Сколько жизней у кошки? Из рубрики «Моя история»

Неспроста так начала свое повествование — постоянно удивляюсь живучести и непотопляемости человеческого существа… При желании, конечно…. Вообще, на 18-ом году трезвости пришла постепенно к убеждению, что Мироздание относится очень трепетно к желаниям и реализует их при первой возможности….. Но это лирическое вступление….

Употреблять алкоголь я стала сразу по окончании школы, можно сказать, выпускной вечер отметился окончанием одновременно детства и трезвого образа жизни. Имея спортивное прошлое за плечами и воспитанную волю к победе, семимильными шагами двинулась в сторону тотального саморазрушения. Откуда это — многочисленные детские эмоциональные психотравмы, авторитарный стиль воспитания в семье, постоянное давление и психологическое насилие. В общем, все как у всех…

И вот — свобода, ценность для меня непреходящая, ценность номер один. Не скажу, что в последующие 13 лет я только употребляла — нет, я успела объехать несколько стран и сделать карьеру в нескольких областях жизни. Однако не было мне внутреннего покоя нигде, от себя, своей внутренней боли ведь не убежишь, хоть океан пересеки. Забвение давал только алкоголь. Логично, что постепенно его влияние расширялось, расширялось…. Пока не затопило все мое существование.

Последние два года употребления были просто адом…. Сказала «просто» -знающие поймут. На самом деле этот ад — это совсем непросто. Окружающие, кто видел меня мельком, между собой меня похоронили и постепенно начали забывать.

И тут случилось чудо — появился человек, который молча покачал головой и….. остался в моей судьбе. Кое-как дотащились до собрания Анонимного сообщества…. Все как в тумане — люди какие-то сидят, что-то обсуждают…. Рядом на скамеечке бомжи и руководители предприятий…. Стала посещать. Не потому, что увидела «свет в конце тоннеля», а потому, что позади была только выжженная земля. Были истерики, отчаяние и ужас, от которого было не сомкнуть глаз. Были срывы.

И вот — первый год без алкоголя. Здесь хочется поставить многоточие — в знак почтения к Чуду Жизни. Не подумайте, что сразу вот так вот все и наладилось, нет, я по-прежнему выздоравливаю шажками, иногда просто стою на месте, иногда начинаю усиленно работать над собой. Пережила переезд в другой город с маленьким рюкзаком за плечами, тяжелую болезнь, восстановление после нее. До сих пор иногда бывает тяга к алкоголю. Но в Программе познакомилась с очень сильными выздоравливающими, они стали моими наставниками. Читаю, размышляю, общаюсь. И могу засвидетельствовать — выздоровление это удивительный и увлекательный процесс. Который, как мне думается, не закончится даже после окончания земного существования. Всем добра!

Как начиналось АА в СССР

Росток АА По соображениям анонимности, исходящим из Двенадцатой Традиции Анонимных Алкоголиков, «принципы выше интересов любой отдельной личности», я не упомяну в своем рассказе ни одного конкретного имени. Но искренние чувства любви и благодарности навсегда останутся в моем сердце ко всем членам АА, принявшим участие в моей судьбе, которые и поныне с готовностью помогают мне обрести трезвость и счастье.

Моя жизнь началась в семье алкоголика. Мой отец пил почти каждый день. Но в отличие от моих товарищей и друзей, росших в семьях, где отец пьет, а иногда и мать, я довольно поздно приобщился к первой рюмке. Мой отец, насколько хватает моей памяти, никогда не предлагал мне выпить. Думаю, так было благодаря заботе матери, педагогу по профессии.

В детстве все стремятся скорее стать взрослыми и самостоятельными И первым признаком возмужания являлись курение и выпивка. Курение выглядит безобиднее в сравнении с алкоголем, а по его большей доступности, с него, обычно, и начинают. Я попробовал сигарету в семь лет, а выпить отважился только в четырнадцать. Но до этого, с друзьями, неоднократно имитировал выпивку вина.

Все произошло очень просто. Однажды я взял деньги, скопленные из сорока копеек, которые ежедневно получал в семье на школьные завтраки, и в гастрономе купил пол-литровую бутылку портвейна стоимостью один рубль сорок семь копеек (не раз я потом вспоминал добрым словом шестидесятые годы с их «Московской» по два восемьдесят семь и «Столичной», в праздники, по три двенадцать).

Выпил я дома, благо никого из домашних в этот час не было. Пил один, с опаской и любопытством перед неизведанными ощущениями. С недопитой бутылкой побежал к другу, но тот отказался. Тогда я один допил оставшееся, и меня всего, каждую клеточку моего мозга, тела и души охватило необычайное блаженство, чувство невесомости и свободы. Это знакомо каждому! И память об этом, рано или поздно, наводит меня на мысль выпить снова, освободить свое тело и сознание.

В этот день я совершил два поступка, мне вовсе не свойственных. Я отнял велосипед у младшего, чтобы покататься, а позже, гуляя по парку, и увидев девушку, я растопырил руки (характерная поза пьяных для общения с незнакомыми женщинами) и попытался ее обнять, невзирая при этом на то, что она была со своим парнем. Алкоголь лишил меня благоразумия и стал управлять мною…

В свои двадцать три года я ощущал себя человеком, которому грозит полное крушение всех надежд, и жизненный багаж которого постоянно пополняется новыми неразрешенными проблемами, значимостью, пропорциональной количеству выпитого.

Впервые напившись пьяным, будучи четырнадцатилетним подростком, и к двадцати трем годам став алкоголиком, я, находясь в особенно суровых периодах жизненных неудач, постоянно приходил к мысли о необходимости прекращения пьянства.Быть может, как это часто бывает с алкоголиками, я погиб бы от какой-нибудь болезни или несчастного случая, или был бы убит в пьяной ссоре, или добровольно оборвал бы свою жизнь… Заманчивые, но страшные мысли нередко приходили мне в голову в периоды отчаяния и депрессии. Жить так дальше было невозможно, а изменить что-либо я был не в состоянии. Решение всех проблем вырисовывалось довольно простым — уйти из этой жизни и таким образом навсегда прекратить все мучения. Но мой жизненный путь был предопределен, и меня ждали иные события.

Когда я обращаюсь к своей памяти и задумываюсь над прожитым, то предстает передо мной не то чтобы страшная, а тоскливо-печальная серая картина. Среди моих фотографий разных лет есть совсем ранний снимок: двухлетний мальчик стоит неподвижно перед камерой, держа в руках огромное яблоко, и грустным, застывшим взглядом смотрит в объектив. Я всматриваюсь в его глаза и задаюсь вопросом: «Почему это маленькое и еще невинное существо ожидает столько несчастий в жизни?» Вопрос «Почему?», конечно же, не представляет интереса. Гораздо достойней попытаться честно ответить на вопрос «из-за чего?».

Стараюсь внимательней вглядеться в свое прошлое, и вновь и вновь останавливаюсь на первой бутылке дешевого вина. Именно с нее тянется длинная вереница выпитого и постепенное порабощение алкоголем.

Душа не может быть «никакой». Ее наполняют либо доброе, либо злое. И благое, и греховное стремятся к душе. Только путь греху изначально закрыт. Но алкоголь постепенно ломает все преграды. Так было и со мной.

Само по себе опьянение было не так страшно (хотя постоянно были под угрозой и моя жизнь, и жизнь посторонних людей). Ужаснее был тот внутренний мир, в котором я жил. Мир мерзости и бездуховности выплескивался наружу уродливыми проявлениями суррогатных чувств. Мне не нужны были ни Вера, ни Надежда, ни Любовь Но одна из них нежданно пришла сама.

На тридцать третьем году жизни я обратился к Богу и, прося Господа войти в мое сердце, признал себя грешником. Передо мной открылся новый путь — дорога, ведущая к Спасителю. В ту пору во мне не было религиозности, и образ Божий представал в моем сознании тремя словами из Библии — «Бог есть Любовь». Вслед за Высшей Силой Господней — Любовью — пришли и Надежда, и Вера. Вера же дала знание, и я уже знал: чудеса случаются! Я говорил себе: «Жди чуда».

Да, я встал на новую дорогу, ведущую к духовному возрождению, однако алкоголь постоянно отвращал меня от этого пути. Он оказался сильнее и притягивал к себе с новой силой. И, ожесточившись, я бросился на борьбу с этим коварным и беспощадным врагом. Это было бесполезное, заранее обреченное на неудачу, сражение. Я хотел в одиночку победить зло, но это оказалось мне не под силу, и лишь Господь мог помочь. Сам того не подозревая, я хотел переделать внешний мир вместо того, чтобы обратить взгляд внутрь себя, получить новое рождение, рождение Свыше, и поручить свою жизнь воле Бога (Бог есть Любовь — этим мне была Высшая Сила).

Так я хотел запереть путь греху в сердце, освободить душу и подготовить ее к духовному возрождению. Дикое заблуждение! Моя душа — не смертельно больной урод, и ей присущи лучшие духовные качества; так я твердил себе, и это убийственно мешало разглядеть причину моей беспомощности. И Любовь, и Доброта, и Дружба, и Сострадание…, и Гнев, и Обида, и Раздражение… – все! — и добродетель и порок перемешались и извратились моим алкогольным сознанием до безобразия. Оказалось, что я только стою в начале той дороги, на которой мне предстоит сделать Первый Шаг.

Всемирное Братство — «Анонимные Алкоголики» (АА) — в середине 80-х годов насчитывало свыше миллиона человек в более чем ста странах мира. В Советском Союзе, тогда официально примкнувшем к движению А. А., фактически не имелось ни одной группы выздо равливающих алкоголиков, знакомых с Программой АА.

Но именно в это время — отмеченное в бывшем Союзе небывалой кампанией по борьбе с пьянством и алкоголизмом — в нью-йоркской штаб-квартире АА (Дженерал Сервис Офис – G.S.O.) были подготовлены к печати три брошюры, переведенные на русский язык: «Вопросы новых членов», «Знакомьтесь: АА» и «АА : 44 вопроса». Но обо всем этом я узнал несколько позднее. Однажды, зимним вечером, настроив свой старенький приемник на волну любимой религиозной радиопередачи из серии «Земля и Небо», я услышал знакомый голос ведущего, рассказывавшего о том, что каждая женщина, жена алкоголика, может жить полноценной и, по сути, счастливой жизнью. (Как я теперь понимаю, советы и рекомендации были основаны на Программе Ал-Анон). Передача произвела на меня сильное впечатление. Я узнал, что человек, опираясь на Высшую Силу и приняв в сердце любовь Бога, и начав действовать (именно действовать, а не просто молиться и размышлять), руководствуясь определенной Программой, может преодолеть проблемы, перед которыми всегда был бессилен.

«А как же быть алкоголикам? Где та удивительная Программа, способная излечить их?» — наивно вопрошал я. И, не находя ответа, я написал в редакцию передачи, находившуюся в Канаде, письмо с просьбой помочь мне. Письмо предусмотрительно отослал через Венгрию.

К большому своему удивлению, через пару месяцев я получил из редакции ответ — книгу «Алкоголь и здоровье», в которой целая глава была посвящена Обществу «Анонимных Алкоголиков». Там находился и адрес Центральной службы АА в Нью-Йорке. Так я впервые узнал о Двенадцати Шагах Программы А. А., о самом Обществе и его Двенадцати Традициях. Все, что мне удалось прочитать, было настолько удивительным, что я тут же написал письмо в Нью-Йорк. Потом одна женщина, заведовавшая в то время международным отделом G.S.O., член А. А., рассказала, что это было первое письмо из Советского Союза. Мне тут же выслали уже отпечатанные к тому времени на русском языке три брошюры АА., а еще через месяц множество книг на английском.

Больше всего поразило меня в этих брошюрах даже не их содержание. А запали глубоко в душу четыре строчки на последней странице: «Если где-то кто-то в беде, и ему нужна наша помощь — А. А. всегда будет рядом. И я отвечаю за это».

Когда в августе восемьдесят седьмого года член АА из Нью-Йорка, студент, изучавший русский язык, и уезжавший в Москву, зашел перед отъездом в G.S.O., ему сообщили мой адрес. И вот, вместе со своим другом, работавшим в Американском Посольстве (через несколько дней сотрудники КГБ уже выспрашивали меня о характере сношений со служащим иностранного посольства), они сидели у меня дома и рассказывали об АА, о себе… Но, наконец, я задал вопрос, очень интересовавший меня: «Почему они пришли ко мне, что побудило их к этому?». И тогда тот парень, слабо говоривший по-русски, указал на четыре строчки в конце брошюры, принесенной с собой — «…И я отвечаю за это!» Простой ответ, убедивший меня, что АА – не выдумка, обрамленная в красивые слова, а реальная помощь других алкоголиков, пришедшая ко мне.

Вскоре они познакомили меня с американским пастором, прибывшим в Москву, чтобы помогать больным алкоголизмом и страдающим от наркотиков, который предложил мне принять участие в создании группы АА Для меня оказалось большой неожиданностью, что пастор — сам алкоголик, и с помощью Программы АА не пьет уже шесть лет. Будучи капелланом на флоте, он восемьдесят один раз обогнул земной шар, и когда я заглянул в его паспорт, то эта синяя книжица была переполнена визами всех континентов в количестве, приведшем меня в полное изумление. Но СССР был закрытой страной, и только «Перестройка» позволила этому человеку и другим членам А. А. (я знаю американку, которая в начале восемьдесят восьмого года обратилась к этому пастору за помощью по созданию АА в Москве) внести Программу АА в нашу страну.

Первая встреча нашей группы АА состоялась шестнадцатого августа 1987 года в номере гостиницы «Националь». Мы сидели друг напротив друга, пили кофе, курили и рассказывали, каждый свою, истории из нашего алкогольного прошлого. А в начале мы по очереди прочитали 12 Шагов, в молчании вспомнили о страдающих алкоголиках и, начиная свой рассказ, каждый представлялся, произнося свое имя и называя себя алкоголиком. Лишь только это отличало нашу встречу от простой беседы, да еще Молитва о Душевном Покое, которую мы прочли, взявшись за руки. Обычная встреча А. А., одна из многих тысяч, прошедших в тот августовский день на планете. Но для меня она стала началом нового рождения.

У нас не было иного помещения для собрания группы, кроме номера в гостинице «Националь», и, чтобы попасть туда, приходилось хитрить. Обычно, входя внутрь, друзья нарочито громко обращались ко мне по-английски и быстренько оттирали от бдительного швейцара. В этот момент я чувствовал свою «второсортность» перед иностранцами, но ради наших встреч мне не трудно было терпеть это маленькое унижение.

Наши встречи были замечательны и необыкновенны. Я испытывал неведомые мне ранее чувства, я видел любовь этих людей ко мне, даже тех, кто приходил впервые. Они объясняли мне, что я помогаю им сохранять трезвость. А я узнавал от них полезные в своей значимости вещи, прежде сокрытые от меня. Однажды, возвращаясь домой пешком и проходя мимо магазина «Российские вина», у меня возникла мысль, что такие интересные встречи неплохо бы проводить за бутылочкой вина…, или за двумя, тремя, четырьмя… Хорошо, сразу же вспомнил, что собираемся мы ради нашей трезвости, и на встрече, называя свое имя, прибавляем слово «алкоголик» не в дань ритуалу, а чтобы напомнить себе о Первом Шаге.

На следующий год наши встречи стали регулярнее, и мы послали регистрационную карточку, указав адрес для контактов и название группы — «Московские начинающие». Но, к сожалению, наша группа оставалась все еще малочисленной и одинокой.

Для меня в то время вопрос «с чего начать?» был неразрешим. Если начать с поиска помещения для группы, то кого туда приглашать? Если начать с поиска новых членов, то куда их приглашать? Зачарованный Программой АА, я, неся ее как хоругвь, рвался в битву за освобождение тысяч и миллионов порабощенных алкоголем людей. Но Господь оберег меня от этой битвы.

В мае наша знакомая американка рассказала о группе, которую ей удалось создать. Мы поехали туда, и нас очень тепло встретили. Нас стало больше! И вскоре мы нашли прекрасное помещение для встреч… Ведь Бог любит АА И название группы мы уже воспринимали в двойном значении: «Московские начинающие» — то есть новички в АА и те, кто начинает движение АА в нашей стране.

Меня часто спрашивали, что мне дало АА? И я всегда отвечал: «Трезвость!» Но через некоторое время я понял, что обрел несравненно больше, чем просто жизнь без спиртного. Моя судьба в АА не очень-то удачно складывалась. Но я с полной уверенностью говорю, что Анонимные Алкоголики подарили мне счастье!

Моя Высшая Сила указала, где искать счастье, а Программа АА научила, как его найти. Счастье живет в моей душе! И я заглянул в свою душу и начал выбрасывать оттуда греховные камни своих пороков. И теперь чистые бриллианты Божьей благодати наполняют ее счастьем.

Когда я чувствую твою любовь, мой Друг, приятное волнение охватывает меня, потому что мое счастье немыслимо Что я алкоголик и что мне, как от чумы, нужно бежать от первой рюмки, я понял уже давно. Но как это сделать, если состояние, предшествующее запою, иначе не назовешь, как трудно уловимым безумием? Все виды лечения я перепробовал, в том числе дважды по два года в ЛТП. Находясь там в последний раз, я думал: «Все! Теперь-то я устою от соблазна первой рюмки! Лучше подохну от чего угодно, но трезвым!»

Владимир.

Москва.

Олег Гаркуша: «Думаете, я хотел быть трезвым?! Меня уломали!» — Новости Воронежа и Воронежской области — МК Воронеж

В концертном зале Event-Hall собралось около тысячи поклонников рок-коллектива, который уже более трех десятков лет не перестает радовать почитателей собственного таланта новыми песнями и альбомами. На протяжении двух часов воронежцы расслаблялись, как могли: одни просто подпевали со своих мест, другие танцевали, а некоторые, сидя на полу танцпартера, «медитировали».

Олег Гаркуша: «Думаете, я хотел быть трезвым?! Меня уломали!»

фото автора

Музыканты прибыли в столицу Черноземья накануне концерта. Фронтмен коллектива Леонид Федоров сотоварищи отправились в Задонск. Изначально планировали посетить мужской монастырь. Но туда музыканты не доехали, решив прогуляться в окрестностях замка принцессы Ольденбургской в Рамони.

А тем временем самый словоохотливый участник «АукцЫона» Олег Гаркуша отдувался за всех, раздавая интервью направо и налево. Музыкант посетовал, что во время гастролей видит города только из окна автомобиля. Так было и в Воронеже… Кстати, кроме местных журналистов, музыкант успел еще и пообщаться со страждущими в воронежском представительстве Общества анонимных алкоголиков (как известно, Гаркуша завязал с пагубной привычкой 20 лет назад и теперь является членом попечительского совета реабилитационного центра «Дом надежды на горе», который помогает людям избавляться от различных зависимостей. — Прим. авт.)

«Я могу выпить, но умирать не хочется»

— 1 июля у группы «АукцЫон» выходит новый альбом «На солнце». Вам не обидно, что вы не участвовали в его записи?

— Не очень. Я и в некоторых других альбомах не участвовал – в «Чайнике вина», «Бодуне»… Был сильно занят — алкогольная ситуация сложилась очень хорошая. Плохая вернее… Поэтому мне некогда было. А что касается альбома «На солнце»… Ну это же видение Лени Федорова. Он посчитал, что я не очень там нужен. Ну ладно, ничего страшного. У меня и так дел по горло.

— Вы активно пропагандируете трезвый образ жизни, в «Дом надежды на горе» регулярно привозите известных музыкантов, которые поддерживают людей, страдающих алкоголизмом. А сами как дошли до того, что эта привычка мешает жить?

— Думаете, я хотел быть трезвым? Меня уломали. У меня было безвыходное положение — в семье было не очень хорошо, из группы хотели гнать… Хотя мне все это было по барабану. Алкоголику вообще все равно, алкоголик — это эгоист. Главное — чтобы было выпить, остальное не важно.

И вот мне попался человек — «засланный казачок» Женя Зубков, который уже имел связи с Обществом анонимных алкоголиков в Америке — оно ведь там было создано. Женя дружил с музыкантами БГ, с Шевчуком… Он всю эту нашу российскую подноготную знал. И предложил американцам оказать помощь российским музыкантам, чтобы они не умерли. Ездили по три человека. Первыми поехали «митьки», потом я и Никита Зайцев — гитарист группы ДДТ, у которого была наркотическая зависимость. А перед тем как отправить меня в Штаты, американские алкоголики провели со мной беседу. Мы встретились, и они начали рассказывать мне истории о том, как не пьют уже 20 лет, как им хорошо… Один – глава ЦРУ, другой банкир. А я с бодуна, мне плохо. Говорю: «Вы мне налейте, а потом и поговорим». Мне налили. И ждали моего согласия. Когда я услышал, что на мою поездку и реабилитацию они дают 20 тысяч долларов, у меня глаза округлились. Я спросил: «А можно мне деньгами?». Они рассмеялись. Алкаш 20 тысяч долларов может пропить за неделю.

Они уговаривали, я ломался. Все выспрашивал: «А пиво там будет? А девушки?». В итоге согласился. До вылета недели полторы пил нещадно – это я так со своей жизнью прощался. Меня еще и в вытрезвитель забрали, но потом отпустили. Пил в аэропорту, в самолете… А на следующее утро, после того, как прилетел, открываю глаза, и оказываюсь в раю. Вокруг бегают ежики, белочки, козочки… нет, это не белая горячка была, это меня привезли в заповедник между Вашингтоном и Балтимором — Мэриленд называется. Бывший особняк Монро. И вот потихоньку я там начал приходить в себя — витаминчики, воздух, программа, с утра до вечера читаешь…

— А зачем им нужно было бесплатно помогать российским музыкантам?

— Трезвость трезвых усугубляется, если они помогают еще кому-то. Вот я помогаю кому-то, а эти люди потом ежедневно звонят мне и благодарят за то, что я спас им жизнь. Это здорово, когда человек просто счастлив. Есть зависимые, есть независимые, есть организмы, которые расщепляют алкоголь, есть не расщепляющие, есть генетический алкоголизм, есть приобретенный. И всегда нужно вовремя остановиться, потому что вылезти из этого дерьма крайне сложно.

Таким образом, наши музыканты избавлялись от зависимости. А потом в Америку стало вывозить народ накладно, и в Москве построили Дом надежды на горе, куда уже люди со всей страны бесплатно приезжали лечиться. Вообще, алкоголизм – болезнь неизлечимая. И если меня щелкнет, что я хочу выпить — я могу выпить. Просто умру через некоторое время. А мне этого не хотелось бы.

— Что людям посоветуете? Как бороться с этим недугом?

— Бороться ни в коем случае не надо. Нужно просто прислушиваться к советам тех людей, которые не употребляют алкоголь. И по себе, и по друзьям своим знаю, что самая лучшая программа – это с обществом анонимных алкоголиков. Там лечат, кстати, не только алкоголизм, но и наркоманию, табакокурение, обжорство, сексоголизм и т.д. Всего существует 250 зависимостей!

«Даже если Шнуров дал рубль, было бы уже хорошо»

— Если говорить о других ваших проектах, то какое-то время назад вы собирали средства на создание молодежного арт-центра «Гаркундель» в Санкт-Петербурге. Можете рассказать, что с проектом сейчас?

— «Гаркундель» — это фонд поддержки творческой молодежи. По сути — продолжение традиций Ленинградского рок-клуба, где коллективы могут обмениваться опытом, общаться, репетировать, устраивать совместные выступления… В свое время именно в рамках фестиваля «Гаркундель» заявили о себе такие группы, как «Ночные снайперы», Billy’s Band, «Торба-на-Круче», «Animal Джаz», Jane Air и др. Наша задача — объединить молодежь и уже известных музыкантов при помощи мощного рок-н-ролльного духа.

Что касается центра, то он уже практически в стадии завершения. На ремонт почти набрали денег, на аппаратуру еще нет. Центр строится третий год, потому что ребята-волонтеры работают только по понедельникам — раз в неделю. «Главный по тарелочкам» у нас Слава Дерябин, мой друг. Когда-то, много лет назад, мы вместе выпивали, а теперь он тоже не употребляет. Конечно, сейчас Центр не сравнить с тем, что было раньше. Мы все делаем с любовью… Помещение я ждал около восьми лет, вел переписку с питерскими чиновниками. Были определенные сложности, но в конце концов все срослось. Совершенно убитое: без воды, без света, с дырками в стенах… А сейчас красота! Строимся на деньги, которые приносит «Гаркундель-фест». Мы его проводим в крупных клубах Питера, Москвы и Екатеринбурга. 13 мая будем проводить уже 5-й по счету фестиваль.

— Как находили волонтеров? Среди поклонников?

— Мы дали в интернете объявление, около 800 человек откликнулись и согласились помогать. Но в итоге никто из них не пришел. Методом отбора у нас получилась очень хорошая команда около 10-15 человек, которые регулярно ходят. Из Мурманска, Петрозаводска, Москвы приезжали. Но это так. Разок-другой…

—Финансово кто-нибудь помогает?

— Музыканты, которые по тем или иным причинам не смогли участвовать  в концертах. Петя Мамонов дал денежек, Сережа Шнуров дал… Не важно сколько. Даже если Шнуров дал бы рубль, все равно это было бы классно. Когда собирали деньги на Планете.ру, многие артисты записывали видеообращения с просьбой нам помочь. Хабенский,  Данила Козловский, например… Я вообще считаю, что добрых, хороших людей гораздо больше, чем плохих.

— А с кем вы дружите?

— Я приятельствую. С тем же Даней Козловским. Это телевидение представляет его таким гламурным, на самом же деле он нормальный пацан. Ну и со всеми музыкантами, естественно, с кем уже много лет пересекаемся на фестивалях. С Кинчевым, Шевчуком…

«Интересные истории из жизни перекладываю в стихи»

— Вы продолжаете писать стихи?

— Да, я пишу стихи. Но заставляю себя это делать. Если какая-то интересная история происходит на моих глазах, я ее перекладываю в стихотворение. Вот летом на даче надо собраться с силами и написать новую книжку.

— О чем вы писали последнее время? О каких событиях?

— Последнее стихотворение было о питерском человеке… У нас ведь народ очень добрый, дружелюбный… Я как-то вышел из метро и увидел лежащего мужчину. Бомжа. К нему подходит другой мужчина и чисто по-питерски интересуется: «Извините, любезнейший, не подскажете, где здесь можно купить водку?». На что тот ему отвечает: «Дорогой мой друг, зайдите за угол, и там вы найдете все, что вам нужно!». Вот эта история запомнилась, и я запечатлел ее в стихотворении.

«Лес и грибы – мой наркотик!»

— Чем вы еще на даче занимаетесь, кроме написания стихов? Сами можете что-нибудь смастерить?

— Я стал заниматься огородом! В 20-30 лет меня было не заставить, а тут я так подсел…

— Что сажаете?

— Да так, по мелочам — огурцы, помидоры, перцы, зелень… Рассаду мама дает. Ну и, конечно, и руками приходится поработать. Вот сейчас приеду на дачу новый забор делать. А то собаки достали, подползают под забор и все выкапывают. И еще автопоилку надо сделать, достало поливать лейками.

— Закрутки делаете?

— Этим занимается моя супруга. Я закручиваю только грибы. Обожаю их собирать, да и вообще в лес ходить — это мой наркотик. Лес находится в 15 минутах ходьбы от моей дачи. Мне однажды теща показала, как солить грибы, и с тех пор я делаю это сам. Все кто кушал, говорят, что это ни с чем не сравнимо. Съедают прямо с банкой!

— В конце фильма «Еще» вы чуть не всплакнули. Что у вас может вызвать слезы? Вы  вообще сентиментальный человек?  

— Да. Бывает вскользь брошенная фраза может выдавить слезу. Но ненадолго.

— Олег, в этом году вам стукнуло 55 лет. Вы как-то массово отмечали свой юбилей?

— Нет, только концертами в Москве и Питере. Я вообще не отмечаю дни рождения! Что отмечать-то? Каждая цифра приближает сами знаете к чему…

Источник: Олег Гаркуша: «Думаете, я хотел быть трезвым?! Меня уломали!» — Новости Воронежа и Воронежской области — МК Воронеж

Я мог бы стать президентом

Я мог бы стать президентом, если бы не пил 30 с лишним лет / Интервью / Интервью / klops.ru
Автор: Анастасия Кондратьева

  • Фото из архива Клопс.Ru
Фото из архива Клопс.Ru
В сообществе АА его зовут Жекой и считают неформальным лидером, хотя никаких руководителей у Анонимных Алкоголиков нет. Жека  рассказал о том, как становятся алкоголиками и что может помочь человеку выбраться из жизненной ямы.   

От вермута до самогона

— В какой же момент человек может признаться: «Да, я алкоголик»?  
— Когда он твердо и окончательно решил попрощаться с алкоголем. До этого момента, и это одна из особенностей заболевания, никто не хочет признаваться себе в том, что он алкоголик. Может быть, для бравады кто-то и говорит: я алкаш, я конченый, но делать с этим ничего не собирается.
— А может, ему хорошо в таком состоянии? До известных пределов.
— Сообщество АА хорошо тем, что оно не ставит диагнозов. Это делают врачи, которые идут на всякие уловки: «алкоголизм первой степени, второй, полуалкоголик, вот вы бухаете, но не каждый день…» В сообществе АА человек ставит себе диагноз сам, и все зависит от того, приносит ли ему алкоголь вред или нет.
— Можешь поделиться своей историей?
— С 14 лет я уже начал покупать портвейн. Мы стояли у магазина и просили купить «поллитра для дедушки».
— Но мне кажется, половина страны этим тогда занималось.
— Естественно. Это был «Вермут крепкий розовый», он еще вишенками пах в те годы. После этого я пил, пил, пил, 35, наверно, лет. Наверно, алкоголиком я стал сразу.
— С рождения?
— Наверно, с рождения, но когда попробовал впервые, это стало явным.
— А почему? Какой-то ген завелся нехороший?
— Никто не знает. Я общаюсь со светилами отечественной наркологии, с теми, кто двигает науку. И коварно задаю им вопрос: «Почему?» Они закатывают глаза к небу: ну, возможно, это предрасположенность генетическая, неумеренное употребление, слияние факторов… Что, говорю, не знаете? Да, признаются, науке это неизвестно. Это как рак. Кто-то курит до 90 лет, а кто-то умирает в младенчестве с девственно чистыми легкими. Кто-то пьет до самой старости и не имеет зависимости, а кто-то получает ее с первой рюмки.
Это болезнь не злоупотребления алкоголем, это болезнь зависимости. То есть когда не употреблять алкоголь человек не может.
— За эти тридцать лет пьянства что ты потерял безвозвратно?
— Безвозвратные потери — они на кладбище только, наверное. Я все пытаюсь вернуть, и все возвращается. Единственное, что я потерял – не стал президентом, хотя, наверное, мог бы с моими амбициями, работоспособностью. За последние девять лет, как я не пью, я сделал карьеру, бизнес, все хорошо в семье. А к тому моменту я потерял все. Красиво выражаясь, я опустился на самый низ социальной лестницы. Бомжевал по Зеленоградскому району и пил самогон с димедролом, который выменивал на то, что украду на соседних участках.

Закодировали на семь лет. Не пил две недели

—   А как в твоей жизни появились Анонимные Алкоголики? Я не представлю, как человек в таком состоянии может куда-то пойти, кого-то слушать.
 — Те, кто приходит сам, я их очень уважаю. Это прекрасно, если у человека осталась искра сознания, не подавленная заболеванием. А вообще, много ли вы знаете психиатрических больных, которые пришли сами в «дурку» и сказали: вы знаете, я тут сошел с ума, не могли бы вы меня полечить?
Я был тогда похож на животное. Папа вытащил меня в очередной раз не то из ментовки, не то из какого-то бомжатника, повез сдавать в дурдом. Потому что я действительно неадекватен был в тот момент. И врач ему сказал: «Это не наш клиент, сводите-ка его на сообщество АА». И он отвел меня на это собрание.
Я ни в коем случае не собирался бросать пить, потому что понимал, что это невозможно, что на мне лежит печать проклятья. На тот момент я перепробовал кодировки всевозможные, и бабок-знахарок, и профессоров знатных, и китаевед какой-то меня иголками исколол всего за адские деньги. Он меня закодировал на семь лет, я из уважения к деньгам, видимо, не пил недели две. Папа у меня – золотой человек. Он  единственный сражался до последнего, вкладывал   деньги, я ему очень благодарен.
А на собрании АА я увидел людей, которые реально не пьют и при этом не мучаются и не страдают, они не злобные и не ужасные. Они просто не пьют и получают от этого удовольствие.
Когда я кодировался или ходил по врачам, всегда в предбаннике попадал в тусовку тех, кого мамы-жены привели кодироваться. И они, посасывая папироски, говорили: «Надо два лимона съесть – и опять  можешь бухать. А «торпеду» из лопатки ножницами можно выковырять».
— То есть все шли на уступки своим родным, но уже имели план, как жить после кодирования?
— Совершенно верно. Лишь бы не приставали, пить не мешали. Потому что навязчивое состояние в голове не проходит, оно живет с тобой круглые сутки. В последние годы я не получал от алкоголя ни удовольствия, ни облегчения. Я не мог пить и не мог не пить. И это состояние вымораживало у меня все мысли.
— А первый раз ты пришел к АА в какую-то минуту просветления?
— А ты думаешь что если человек бухает 10 лет и день не пил, у него наступила минут просветления?
— Да, я так предполагаю. Еще песня есть у Митяева: «Когда проходят дни запоя…»     
— Если вы пропьянствуете так, что это оставило неизгладимый отпечаток, то тогда для просветления понадобится гораздо большее время.
Первый раз я пришел – сидят дебилы какие-то: «Вот, мы алкоголики,  бу-бу-бу…» Я на них посмотрел: какие же они алкоголики? Ничем не воняют, в золотых очках, культурно одеты. Сейчас меня тоже трудно идентифицировать с алкоголиком, когда я приезжаю на большой машине, хорошо одетый и вкусно пахнущий.
А тогда я им начал задавать каверзные, «профессиональные», вопросы: сколько пшиков дихлофоса нужно на пивную кружку?
— Помнится, ты рассказывал, что на первых встречах даже успевал в перерыве сбегать в киоск и что-нибудь выпить.
— Да, вот эта тяга внутренняя сидит в голове Врачи придумали красивое название: «синдром патологического влечения».
— Прямо как любовь!
— Ну, в принципе, любовь – та же фигня. Кстати, программой «12 шагов», по которой работают АА, пользуются около 300 сообществ для излечения всевозможных зависимостей. Есть и общество тех, кто страдает от несчастной любви – «Анонимные сексоголики». У них есть основополагающая книга – «Белая книга». У нее белая обложка без надписей, чтобы никто не мог увидеть, что ты читаешь.
— Мне кажется, быть сексоголиком не так уж и плохо.
— Прекрасно быть кем угодно до тех пор, пока это не приносит тебе вред. Тогда люди объединяются в сообщества, чтобы помочь друг другу облегчить страдания. Есть сообщество анонимных обжор, наркоманов.
У меня скепсис по отношению к АА сохранялся около месяца. Когда пришло понимание, что люди, которые сидят рядом со мной, вылезли из такого же дерьма, как и я, тогда стало понятно: да, действительно, это возможно.
Наше гнусное общество считает алкоголизм постыдной, смешной болезнью и не принимает всерьез эти страдания. Всемирная организация здравоохранения много лет считает алкоголизм заболеванием, но, тем не менее, когда человек заболевает раком, к нему приходят родные, начинают помогать деньгам и всячески ублажать, а алкоголика начинают гнобить.
— Потому что больной раком человек не может, находясь в невменяемом состоянии, перерезать всю семью.  
—  Человек, больной шизофренией, тоже может перерезать горло себе и семье. Его же не стыдят, что он шизофреник.
— Но стараются изолировать, обезопасить себя.   
— Ну вот я как раз занимаюсь тем, что пытаюсь сделать опасных людей безопасными, прекрасными, цветущими, полезными для общества. Вместо того, чтобы больных людей сажать в тюрьма, надо их лечить, чтобы они приносили обществу счастье и радость. Потому рядом с алкоголиком страдают как минимум 10-15 человек, самых близких, самых родных.
Конечно, сообщество — это не кружок хорового пения. Приходит вонючий, в щетине человек, и он не готов дальше развиваться. Поэтому для начала  ему нужно оставаться трезвым. Хотя бы один день,  хотя бы сегодня. Никто из нас не зарекается, что не будет пить.
— Ну вот у меня сейчас приятель в запое. Если я приду к нему и скажу: знаешь, есть такая классная бесплатная штука, она помогает. Но для этого ты должен прийти туда-то в определенное время, желательно трезвым, и быть готовым к том у, что ты будешь рассказывать незнакомым дядькам и теткам, что с тобой было вчера. Думаю, он мне скажет: а сбегай лучше за бутылкой.
— Конечно, не стоит рассчитывать на то, что он погладит брюки и к нам придет. Конечно, только я смогу поговорить с ним так, как надо. Только я знаю, что происходит в душе у алкоголика. И только я знаю, что значит проснуться в четыре утра с трясущимися руками и сползать из-под одеяла, чтобы не разбудить жену, ползти до прихожей с одеждой под мышкой, поворачивать ключ в замке, медленно-медленно, а потом он – дзинь! — как будто на весь подъезд… А потом прибегаешь в круглосуточный ларек и там продавщице рассказываешь, что тебе срочно для дедушки понадобилась чекушка. И легкой походкой выходишь из магазина и тут же, за углом, выпиваешь эту чекушку, потому сил нет назад…
Папа принес меня к АА, как кулек, а слова нашли те, кто там сидел. Истории у всех разные, но по сути они одинаковы. Потому что алкоголизм – это такая подлая вещь. Если он есть, он сам не пройдет. И основной принцип программы: помогая другому человеку оставаться трезвым, ты сам остаешься трезвым. При этом программа очень духовная, но абсолютно не религиозная. Нам по барабану – ты иудей, кришнаит или член КПСС. Каждый во что-то верит, только немногие об этом задумываются.

250 стран, 4,5 миллиона человек

— А кстати, вас за эту «духовность» критиковали и называли чуть ли не деструктивной сектой, поскольку люди привязаны к терапевтическим группам.
— Вместо с того, чтобы в свободное время бегать с топором в белой горячке и крушить бошки тем, кто критикует. Да, это конструктивная критика! В основном критикуют не особо далекие люди, которые не вникают и которым все рано что критиковать – партию зеленых или АА.
Программа существует в мире уже 80 лет, и в сообществе состоят очень известные люди — первые лица государств, члены королевских семей, люди из нашего правительства, артистов, журналисты… У нас очень много рекомендательных писем от президентов, патриархов. Это люди, которые пожелали разобраться в сути программы. Для государства мы вообще адски удобная вещь: мы не просим денег, мы ничего не пилим не вмешиваемся в споры, не поддерживаем никакие партии и движения.
Сейчас сообщество объединяет около 250 стран и где-то 4,5 млн человек. АА есть в Индии, Вьетнаме, Германии, Норвегии, Украине. Вот сейчас поедем на 25-летие сообщества Белоруссии, будет большой праздник в Минске. Не так давно мы ездили к польским алкоголикам. В Варшаве собралось 9,5 тысячи человек, и первым выступал  представитель президента с приветствием от главы государства.
Основной наш принцип – сотрудничество, но не присоединение. Мы дружим с нашим Минздравом, наконец-то там поняли, как мы полезны. Если наркологическая больница дает 3% излечения, то наше сообщество — 40-60%.
— А что является критерием выздоровления?
— Карл Юнг (он, кстати, в свое время «шабашил» лечением алкоголиков) пришел к выводу, что основным критерием является полное духовное перерождение, смена жизненных ценностей. Это может излечить от любой зависимости.
12-шаговая программа – это первая ступень, это такой волшебный пендель для тех, кто сидит и ноет: «Я не знаю, как мне изменить жизнь». Иди и измени. Встань. Сделай хотя бы шаг. Но практика показывает, что для того, чтобы сделать шаг, надо опуститься на самое дно.
Мы даем понимание, что алкоголизм — это не стыдно и это надо лечить. Это не распущенность и не слабоволие. Вспомнить Высоцкого, он что, был слабовольным? Недавно целая плеяда артистов умерла замечательных – молодой Галкин, Краско, старший Панин умер от дозы алкоголя, не совместимой с жизнью. Это все слабовольные люди? Дело не в том, чтобы в руки себя взять. Ты приди к больному бронхитом и скажи: возьми себя в руки. А он тебе ответит: да, что это я, с понедельника перестану кашлять!
— Помню историю одной из ваших девушек, которая  рассказала, как в состоянии белой горячки чуть не выбросила своих детей с балкона. Как у нее дела?
— За эти три года она стала лучшим работником в своей большой компании, ей серьезно повысили зарплату, она выплатила большие долги. И теперь подумывает о том, что надо купить жилье. С детьми она общается,  хотя они живут  пока с бывшим мужем. Все идет хорошо, а будет еще лучше.
Кто-то приходит к нам с адскими долгами. Кто-то — с потерянным здоровьем или семьей. Один из наших ребят, крупный бизнесмен, пришел и сказал: «У меня большие долги». Мы посмеялись – у всех долги. «Два миллиона евро», — говорит. Прошло четыре года. Он давно все вернул, купил себе дорогой красивый автомобиль.

За что боролись

— Как ты думаешь, нужно ли вести борьбу «с пьянством и алкоголизмом», как  мы делали много лет?
— А ты считаешь, что это эффективная борьба?
— Нет, не считаю.
— Так, может, хватит делать то, что неэффективно? Есть такой термин — компульсивность. Это когда человек производит одни те же действия в надежде на разный результат. Как алкоголик, который говорит: вчера я бухнул и в вытрезвитель попал, а сегодня бухну и не попаду. У нас государство напоминает больного алкоголизмом. Как только сухой  закон ввели, сразу же миллионы отравились суррогатами.
— А вытрезвители нужны, как ты думаешь?
— Еще при Петре Первом начали собирать валяющихся по обочинам, чтобы они там не померли. Вытрезвители и направлены на то, чтобы сохранить жизнь людей. Но, конечно, они не должны быть такими, как сейчас  – бомжовской палатой, куда сваливают алкашей, и они там умирают.
У нас нет отделения пьяной травмы. И если ты сломаешь, будучи пьяным, руку, тебя отправят  в наркодиспансер, а в наркодиспансере это не лечат. В прошлом году у нас девушка умерла от заражения крови, находясь именно в таком состоянии. Она сломала руку и умерла. Потому что ни одна больница ее не взяла. А 70%  травм совершаются именно в пьяном виде.
А в Москве и Питере есть такие отделения. Земной поклон нашему главному наркологу, Юрию Евгеньевичу Скалину, который искренне переживает, чтобы его дело приносило плоды. И мы с ним разговаривали по поводу этого отделения, возможно, оно появится.
— Что же нужно делать, чтобы люди меньше пили?
— Поможет только профилактика, просвещение. У нас лучшей профилактической эпопеи, чем борьба со СПИДом, я не припомню. Тогда всей стране объяснили, почему это опасно. Надо объяснять, что алкоголь не полезен, что не является продуктом первой необходимости. Посмотри на деток, они бегают, веселятся, и при этом у них нет бутылки портвейна в заднем кармане.
Пока полумеры, которые в корне пресекаются алкогольными  корпорациями, не приносят никаких результатов. Топорна, но все же достаточно эффективна борьба с курением. Вот недавно мне подарили пачку сигарет с картинкой про импотенцию. Так я почти уже бросил курить.
У нас выпивают, когда встречаются, прощаются, когда давно не виделись, на свадьбе, похоронах, выборах президента. Традиция! А можно встретиться и попить чаю, а не водки. И я не чувствую себя ущербным от того, что не попил «Вдовы Клико» за бешеные деньги, а попил вкусного чаю.
Ты не думала, что вся наша алкогольная промышленность работает над тем, как отбить запах сивухи? Даже самый лучший коньяк омерзителен. И пиво, которое я пил литрами,  — оно же горькое, от него тошнило, а потом я привык так, что хрен отучишься.
И вот эти песни врачей – мол, 50 граммов красного вина полезны… Задницу мазать горчицей, может, тоже полезно. Но зачем?
Вот чтобы объяснить все это, нужно антиалкогольное просвещение.
— Расскажи, где вы собираетесь. 
— В актовом зале на Барнаульской, 6, в наркодиспансере.  Пьем чай, делимся опытом, помогаем людям. Понедельник, вторник, четверг, в 18.30. У нас  работает интернет радио АА.Ru Слушайте трезвых алкоголиков.
Родственники алкоголиков, сообщество «Аланон», собираются на третьем этаже областной библиотеки каждый вторник в 18.30.
— И последний вопрос. Ты с товарищами ездишь по ночлежкам, вы помогаете даже тем, кто уже безнадежен, кто пропил остатки сознании. Почему?
— Нет людей безнадежных. И нет страданий, которые нельзя было бы уменьшить.
АНОНИМНЫЕ АЛКОГОЛИКИ® — это содружество, объединяющее мужчин и женщин, которые делятся друг с другом своим опытом, силами и надеждами с целью помочь себе и другим избавиться от алкоголизма. Единственное условие для членства в АА — это желание бросить пить. Члены АА не платят ни вступительных, ни членских взносов. Мы сами себя содержим благодаря нашим добровольным пожертвованиям. АА не связано ни с какой сектой, вероисповеданием, политическим направлением, организацией или учреждением; стремится не вступать в полемику по каким бы то ни было вопросам, не поддерживает и не выступает против чьих бы то ни было интересов. Наша главная цель — оставаться трезвыми и помочь другим алкоголикам обрести трезвость.

 

 

 

 

Интервью за 60 секунд: 37-летняя Юлия рассказала о том, как стала алкоголиком | PROGOROD43.ru | Новости Кирова и Кировской области

Интервью за 60 секунд: 37-летняя Юлия рассказала о том, как стала алкоголиком | PROGOROD43.ru | Новости Кирова и Кировской области.

Мы побеседовали с участницей группы анонимных алкоголиков

 

Интервью за 60 секунд: 37-летняя Юлия рассказала о том, как стала алкоголиком

16+

 

Фото рrogorod43.ru

24 марта 2015 — PROGOROD43.ru | Новости Кирова и Кировской области.

Муж. Семь лет назад пришла в содружество анонимных алкоголиков, чтобы поддержать супруга, у него тогда были серьезные проблемы с выпивкой.
Спасла книга. Я никогда не считала себя алкоголиком. Думала, что пью немного как все: иногда с друзьями, иногда на вечеринках. После прочтения книги «Анонимные алкоголики», поняла, что у меня есть проблемы с алкоголем и решила взять себя в руки.
Полное осознание проблемы. Мне было крайне тяжело признать себя больным человеком. Ведь какой у нас в обществе образ алкоголика? Это человек опустившийся, шарящий по помойкам, в грязной одежде. Как я, красивая, привлекательная, молодая женщина могла признать себя зависимой?
Запои. Конечно, у меня случались запои, но я не считала это проблемой.  Однажды в состоянии  опьянения я не узнала своего знакомого, на утро даже не вспомнила об этом. Позже эту историю рассказали мне мои друзья.
Старые связи. Со многими, с кем выпивала раньше, мне пришлось расстаться.  Многие, продолжившие пить, деградировали: кто-то сидит в тюрьме, за преступления совершенные «по пьяной лавочке» , кто-то погиб. Их интерес «в стакане», а у меня новая, насыщенная жизнь. Им просто нет в ней места.

Занятия в группе. Мне нравится, что в группе анонимных алкоголиков можно быть честным. Прежде всего перед самим собой. Не нужно притворяться и соответствовать какому-то образу. Непьющий никогда не поймет алкоголика, не поймет, как можно, получив на работе предупреждение об увольнении, пойти пить.  Здесь царит взаимопонимание. В группе мы помогаем друг другу преодолеть не только проблемы с алкоголем, но и в личной жизни и на работе

нАрочно не придумАешь

— Тверской бульвар. Холодная осень. На лавочке сидит компания, предлагает мне выпить. У меня это уже «не выпить», а «продолжить», и я не отказываюсь. После водки с клофелином просыпаюсь без сапог, иду в носках на Тверскую ловить такси, люди и машины от меня шарахаются. Один таксист всё же отвёз меня домой. Человек он был настолько добрый, что согласился даже подождать пару дней денег за проезд, взяв мою визитную карточку. На следующий вечер я попадаю очередной раз в вытрезвитель где-то на северо-востоке Москвы. Там собаки позорные, как и во всех других. Продержали меня, пока закрылось метро, и отпустили на ночь глядя, не дав переночевать. Иду я ветром гонимый, жаждой и тоской раздираемый. Непонятные улицы и длинные заборы, где-то далеко, за несколько километров от моего дома. Мимо проезжают редкие машины, на которые я не реагирую – а какой смысл? Денег то нет. Вдруг одна машина остановилась, из неё слышу: «Виктор Иванович!» Мне жена говорила, что у меня слуховые галлюцинации уже были, скоро и зрительные наступят, белочки придут. Это когда я приходил к ней на кухню и спрашивал, зачем она меня звала. Ну вот точно её голос был! Я подхожу к машине и вижу моего доброго таксиста, у которого была моя визитка. Он снова отвёз меня домой. Я не помню точно, когда я с ним рассчитался, но это произошло быстро. Либо потрясённый я назавтра же нашёл деньги и позвонил этому доброму человеку, либо жена одолжила мне их сразу, узнав все подробности такого счастливого совпадения в мегаполисе и проникнув глубиной человеческой доброты вообще и моего трагизма в частности.

— Встречаю в городе нашу сестру. Она недавно вернулась из больнички после срыва и капельницы, но как всегда, при дежурном макияже и с причесоном. Предлагаю ей вместе вечером сходить нА собрАние. «Давай» — отвечает она, скривив губки – «Только на какую-нибудь ПРИЛИЧНУЮ группу (!???!!!)»…

— Еду в такси из пригорода в Смоленск. Звоню нААшим, представился: «Я Виктор, группа «Черёмушки», Москва». Спрашиваю, будет ли сегодня собрание, где и во сколько. Таксист поворачивается ко мне: «Группа «Черёмушки»? Слышал!!! Солист???»…

Виктор М.

EnglishFrenchGermanRussian
Подписка на записиПодписка на комменты

Сайт поддерживается Окружным Советом по обслуживанию Северо-Запада России
Конт. тел. 924-12-24 Наша почта: aa-spbinter@yandex.ru

Яндекс.Метрика Индекс цитирования Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет